Россия, как и многие другие государства, в последние десятилетия подверглась атакам террористов и вынуждена была предпринять ряд превентивных и активных мер по противодействию этой угрозе своей национальной безопасности. Совершенствовалось законодательство России, отрабатывалось взаимодействие силовых структур, других институтов государства и общества, налаживались связи и контакты по линии силовых ведомств с зарубежными странами и международными организациями.

Добившись ликвидации бандформирований на Северном Кавказе, значительного снижения уровня террористической опасности в стране в целом, российское руководство оказало помощь Сирии в разгроме наиболее крупных террористических группировок. Несмотря на некоторые успехи в борьбе с этой «чумой 21-го века», терроризм, как средство дестабилизации ситуации в отдельных государствах и регионах, и метод борьбы за власть, ресурсы и территории, продолжает активно применяться многими экстремистскими организациями.

Борьба с этим опасным явлением осложняется отсутствием в мире единых подходов и критериев по противодействию терроризму. До сих пор в мире нет четкого определения самого понятия терроризма, каждая страна или международная организация имеет свои взгляды на эту проблему и списки террористических организаций. Например, в России их насчитывается 27, а в США – 45, но только 11 из них фигурируют в обоих списках. Международный терроризм уже давно стал разновидностью трансграничной преступности, террористы активно используют возможности перемещения и базирования в тех странах, где они не преследуются по закону.

Есть и обратная сторона проблемы борьбы с терроризмом. Ряд государств навешивают ярлыки террористов на своих политических противников: украинские власти — на жителей Новороссии, президент Турции Р.Эрдоган называет террористом президента Сирии Б.Асада, тот, в свою очередь, расценивает вторжение турецких войск на север страны как акт государственного терроризма. В Вашингтоне обсуждают вопрос о внесении в списки террористических организаций КСИР Ирана.

Некоторые государства оказывают помощь и поддержку террористическим группировкам, например, турецкие власти поддерживают «ХАМАС» сектора Газа, «Братьев-мусульман» Египта и Сирии, долгое время Анкара взаимодействовала в Сирии с «Исламским государством» и «Джабга ан-Нусра» (запрещены в РФ) в расчете на то, что с их помощью удастся свергнуть режим Б.Асада. Лига арабских государств (ЛАГ), Израиль, США, страны ЕС признают ливанскую «Хизбаллу» террористической организацией, в то время как Сирия и Иран активно сотрудничают с ней. Ваххабитские фонды и НПО монархий Персидского залива оказывают финансовую и другую помощь радикальным исламистским группировкам по всему миру.

Таким образом, мировое сообщество не может создать единого антитеррористического фронта под эгидой ООН и борьба с терроризмом остается уделом отдельных стран или региональных организаций. Экстремистские и террористические группировки умело разыгрывают сохраняющуюся напряженность в отношениях между Россией и Западом и региональными центрами силы (Израиль – Иран, Саудовская Аравия – Иран, Турция — Сирия и т.п.). Террористы в своей деятельности используют и конфессиональные противоречия, например, между мусульманами и христианами, мусульманами-суннитами и шиитами.

В условиях сохраняющихся внутренних и региональных конфликтов, гражданских войн, ослабления государственной власти и вакуума идеологии радикальный или политизированный ислам овладевает умами миллионов людей на Ближнем Востоке, в Африке, Азии, на других континентах. Миграционные потоки мусульман в Европу, США, Россию сопровождаются процессом постепенной исламизации этих стран, появлением там ячеек и подпольных террористических групп. Вербовщики-исламисты активно используют в своих целях возможности сети интернет и других современных информационных технологий.

Наибольшую угрозу человечеству сегодня представляют радикальные исламистские группировки типа «Аль-Каиды», «Движения Талибан», «Исламского государства», десятков других, им подобных. Часть этих группировок провозглашает своими конечными целями всемирный джихад (борьбу с неверными) и создание Исламского халифата. В 2014 году джихадистам даже удалось создать на обширных территориях Сирии и Ирака свое квазигосударство, которое в течение трех лет угрожало взятием Дамаска и Багдада, осуществляло теракты по всему миру и пополняло свои ряды десятками тысяч волонтеров, в том числе и из стран ЕС, США, СНГ.

В условиях продолжающегося научно-технического прогресса и роста количества потенциально опасных для человечества видов оружия, включая находящиеся на стадии научных разработок, а также исследовательские атомные реакторы, АЭС, другие объекты «двойного назначения», угроза человечеству от потенциальных терактов резко возрастает. Заполучив в свои руки ОМУ или эквивалент ему, даже небольшая группа лиц может шантажировать государства или нанести значительный экологический ущерб нашей планете. Примеры Чернобыльской атомной катастрофы, аварии на АЭС «Фукусима», терактов 11.09.2001 г. в США показывают всю степень опасности подобных происшествий. Причем, в последнем случае террористы использовали в качестве оружия захваченные гражданские авиалайнеры, которые могли быть направлены и на склады ядерных боеприпасов или АЭС.

Нас не должна успокаивать достигнутая между великими державами в годы «холодной войны» так называемая «стратегическая стабильность». Сегодня сохранять или наращивать арсеналы ракетно-ядерного оружия в надежде, что они защитят страны-обладатели от нападений извне и обеспечат выживаемость населения, становится все более опасным. Угрозы ядерным державам и другим странам приобретают совершенно новый характер.

Во-первых, само наличие такого количества ядерных боеприпасов, средств их доставки и объектов мирного атома повышает вероятность их повреждения в случае техногенных катастроф, несанкционированного использования, хищения или аварии при транспортировке, хранении или обращении с ними. Во-вторых, эти мощные арсеналы США и РФ провоцируют Китай, Индию, Пакистан, Израиль, КНДР на продолжение гонки ракетно-ядерных вооружений, а, так называемые, «пороговые страны» (Иран, Турцию, ЮАР, Саудовскую Аравию) – на получение доступа к ядерному оружию. Пекин при этом не скрывает, что его целью является достигнуть уровня ракетно-ядерного потенциала РФ и США, как по количеству ядерных зарядов и средств их доставки, так и по мощности ЯО.

Таким образом, потенциально опасные для всего человечества объекты на фоне сохраняющейся террористической угрозы создают предпосылки к новым масштабным катастрофам, угрожающим жизни на нашей планете. Уже отмечались факты незаконной торговли ядерными материалами и технологиями (пакистанский ученый-атомщик Хан), боевыми отравляющими веществами (российский ученый Л.И.Ринк), террористы захватили 40 кг радиоактивных материалов в иракском Мосуле, что могло позволить им изготовить так называемую «грязную бомбу», неоднократно применялось в терактах химическое оружие (Япония, Сирия), использовались ПЗРК, БПЛА (Сирия), проводились масштабные кибератаки на жизненно важные объекты. Неурегулированный Кашмирский конфликт между Индией и Пакистаном также может привести к открытому вооруженному столкновению между этими странами с применением ими ядерного оружия, не исключена вероятность захвата или подрыва с помощью обычных ВВ пакистанских ядерных боеприпасов боевиками «Движения Талибан».

Что можно было бы противопоставить террористическим угрозам?

Во-первых, продолжить сокращение ракетно-ядерных и обычных арсеналов вооружений США, других стран НАТО и РФ, приглашая к сотрудничеству в этой сфере перечисленные выше ядерные и другие страны.

Во-вторых, добиться окончательного уничтожения химического и биологического оружия и исключить появление новых видов ОМУ.

В-третьих, разработать и утвердить под эгидой ООН (МАГАТЭ) единые стандарты безопасности объектов мирного атома и потенциально опасных для человечества технологий и новых научных открытий.

В-четвертых, активизировать усилия по мирному разрешению существующих в мире внутренних и региональных конфликтов. Особое внимание уделить урегулированию палестинской проблемы, кашмирского конфликта и прекращению гражданских войн в Сирии и Йемене.

В-пятых, под эгидой ООН разработать единые подходы к борьбе с террористическими организациями (общие критерии, стандарты, унифицированные списки лиц и организаций, координация усилий по профилактике и активному противодействию терроризму, вплоть до совместных антитеррористических и миротворческих операций и т.п.).

 

Ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук Иванов Станислав Михайлович

Комментариев нет.

Добавить комментарий